Prokstovo.info: Литературное Кстово
Литературное Кстово

Владимир Петрович КУЗНЕЦОВ

В.П. Кузнецов приехал в город Кстово в 1954 году практически с начала большой стройки города и завода. До этого он трудился в Иркутской области в тресте «Лензолото», куда был направлен после окончания Горьковского инженерно-строительного института в 1949 году.
Родился Владимир Петрович в 1927 году в Дагестанской республике в городе Махачкала.

В городе Кстово Владимир Петрович зарекомендовал себя как грамотный, знающий дело строитель, волевой человек. По приезде он работает начальником цеха Треста № 114, а с 1966 года его жизнь неразрывно связана с нефтеперерабатывающим заводом – он заместитель директора по строительству. В эти годы на заводе велось большое строительство и многие построенные объекты непосредственно связаны с именем В.П. Кузнецова. Особенно ярко проявился его талант, когда он в 1974 году возглавил 5-й трест «Нефтезаводстрой». Надо честно сказать, не было равных в те годы в области строительства ни этому человеку, ни 5-му тресту. Как грибы тогда росли новые комплексы и установки на заводе: АТ-6, ЭП-300, парекс, пироконденсат, новые заводы – «Агат», БВК, расширялась ТЭЦ – вторая очередь. Много было сделано в социальной сфере города и района: кинотеатр «Октябрь», Дворец культуры нефтехимиков, больница, школы, школа Самбо, Узел связи, здание Администрации района, детские сады, Управление внутренних дел района, административное здание 5-го треста. Вырастали новые микрорайоны, улицы и площади города Кстово. Большое строительство велось и на селе: строились комплексы для крупнорогатого скота: откормочный на 10 тысяч голов в совхозе «Толмачевский», молочные на 800 голов в совхозах «Запрудновский» , «Новоликеевский», ОПХ «Центральное», в Вязовке, тепличные комбинаты в совхозах, Дома культуры – в Тепличном, Коминтерне, Запрудном, средние школы и другие объекты. Особая гордость Пятого треста – областная больница имени Семашко – это памятник всем строителям. Строил Пятый трест и другие большие объекты как в области, так и по стране. И этот многотысячный тогда коллектив возглавлял и неустанно направлял на выполнение, казалось бы невыполнимых задач, человек с твердым характером, волевым генеральским голосом, твердосбитый, плотный, чуть выше среднего роста, черноволосый, с широким лицом и ярким светом добрых больших карих глаз – Владимир Петрович Кузнецов.
Автор этих строк близко узнал Владимира Петровича, работая инструктором в промышленном отделе горкома партии, а затем директором совхоза «Новоликеевский». Как-то после очередного совещания в горкоме к нам в отдел зашел Владимир Петрович, довольный, с улыбкой, видимо, дела шли в тресте неплохо и сам «батька» – первый секретарь горкома партии – за что-то похвалил его. Он поздоровался с нами, улыбаясь и обращаясь почему-то ко мне, сказал: – «Ну, что, все пишешь, торопишься не опоздать бы? – (а я и правда торопился быстрее написать выступление 2-му секретарю горкома на очередном пленуме). – Ну, пиши, пиши, бумага все стерпит, а жизнь-то идет... Люди строят, пашут, сеют независимо от вас и от того, что вы тут напишете, писатели...»

– «Ну, как же так, Владимир Петрович? – возмутился мой напарник Леня Казаков, – мы же «руководящая и направляющая», что напишем, то вы и построите». – «Да-да, «руководящая, направляющая», – сразу помрачнел Кузнецов лицом. Видимо, не очень он почитал уже в те годы эту «руководящую и направляющую», немало пришлось ему пережить от нее горьких слов и минут за все добрые дела, что он сделал.

– «Устроились тут: тепло, светло и мухи не кусают, ни дождь, ни ветер, ни мороз не страшен, – со злостью бросил он,- а люди вон вкалывают от зари до темна за копейки... Штаны протираете, писатели, – опять почему-то резко бросил он мне в лицо, – смотрите, пропишете, так и жизнь пройдет. Молодые, здоровые, на вас пахать надо, а они бумажки сортирные размножают... Думаете, кто читает их? Вы сами по себе, а мы сами с усами. Построили бы хрен чего, если бы читали ваши бумажки». Встал возбужденный, резко хлопнул дверью и вышел.
Надолго в сердце запал мне этот разговор и, может быть, послужил причиной моего поспешного перехода из горкома партии в совхоз на самостоятельную работу, секретарем парткома.

Но часто думая над словами Владимира Петровича о «ненужности партийных решений» и «сортирных бумажках», я все же не мог с ним согласиться во всем. Мне до сих пор вспоминается светлая озорная улыбка, доброе лицо и синий взгляд Виктора Ивановича Назарова – заместителя председателя горисполкома, который курировал строительство в районе и буквально не вылезал с объектов стройки, проводя многочисленные «пятиминутки» по согласованию вопросов со смежниками, с поставщиками по доставке материалов и оборудования, глубоко вникая в дела каждого объекта и всегда оказывая нужную помощь, тихо, скромно, без ругани. Разве забудешь такого человека? Да и другие секретари горкома партии Соловьев Иван Васильевич, Черепанов Вячеслав Александрович, Наставников Виктор Николаевич наряду с другими вопросами много времени уделяли строительству. Особенно И.В. Соловьев – переживал за ввод каждого объекта, как за родного ребенка, и дело доходило даже до ругани с Кузнецовым В.П., до оскорбления этого заслуженного человека, когда он переносил сроки ввода объекта, «не успевал» как всегда «выполнить решения горкома». Надо сказать доброе слово в адрес помощников Кузнецова В.П. – это были профессионалы своего дела: заместитель по производству Чивикин Н.Д., заместитель по кадрам и быту Куронов Ю.М., заместитель по комплектации Городилов В.А., директор КПП Фатин В.А., главный инженер Кашицин Ю.В. и другие.

Владимир Петрович разговаривал с ними как с малыми детьми – строгий , но добрый отец.
Бывая у него иногда в кабинете, приходилось слышать, как он на «повышенных оборотах» своим громоподобным голосом выдавал такие рулады, что бог ты мой... Казалось, что сейчас он разнесет всех и вся вместе с прекрасным зданием нового Треста, однако уже через пять – десять минут он улыбался, смеялся, как ничего и не было. И надо сказать, что его «гвардия» никогда на него не обижалась, а принимала все как должное. Это был двигатель, катализатор, в процессе ускорения дела. Он, как сапер, всегда один принимал единственно правильное решение. Работая директором совхоза, мне часто приходилось обращаться в 5-й трест по вопросам строительства объектов, и так как к Владимиру Петровичу невозможно было попасть в силу его занятости, я шел всегда к старому флотскому товарищу Ю.М. Куронову. Он помогал мне решать мои «неразрешимые» вопросы с другими заместителями, и вскоре я в тресте стал своим человеком благодаря Юрию Матвеевичу. Очень хорошими были и отношения с замом по снабжению и комплектации Городиловым В.А., бывшим работником промышленного отдела горкома партии, от которого много зависело. Многие вопросы помогал решать, заместитель по производству Чивикин Н.Д. – прекрасный и добрейший человек. Но чаще других приходилось обращаться к директору КПП 5-го Треста Фатину Вячеславу Анатольевичу. Вячеслав Анатольевич – душа-человек, чисто русской обаятельной внешности, удивительной простоты и скромности, казалось, для него нет неразрешимых вопросов, любой вопрос решался только положительно. Конечно, с такими людьми легко было работать, и совхоз строился, хорошел, развивался.

Со строительством зимовального комплекса для сеголетка карпа и рыбного пруда для 5-го треста мне пришлось чаще встречаться с Владимиром Петровичем в неформальной обстановке, на природе. Он поражал нас в разговорах своими обширными знаниями, кругозором, целенаправленностью, убежденностью в правоте своего дела.

Кузнецов В.П. был фигурой легендарной еще при жизни. Человек волевой, с крутым характером, обширными связями и знанием обстановки на данный момент, он был хозяином положения. Он не сгибался и не кланялся никаким партийным и советским бонзам – разговор только на равных, иначе никакого разговора. Когда его слушали на комитете партийного контроля при ЦК КПСС, за «срыв» какого-то важнейшего задания, а возглавлял КПК «железный» А.Я. Пельше, он заставлял Кузнецова дать слово пустить объект к назначенному сроку, Владимир Петрович доказывал, что это невозможно по объективным причинам. Пельше три раза выпроваживал его из кабинета «подумать», «исключал» из партии, «снимал» с работы, «отдавал» под суд – Владимир Петрович выстоял, отстоял свою позицию и старый большевик Пельше был вынужден признать его правоту и отпустил его с благодарностью. Но Владимир Петрович говорил: «Не только спина, но и ж...а была мокрая, когда уходил из кабинета».

Трест № 5 немало построил за последние годы и в нашем совхозе. Достаточно сказать, что был построен молочный комплекс для КРС на 800 голов с коммуникациями, 3 километра коллектора очистных сооружений и километров пять водовода от города Кстово, газовую котельную и др. объекты.

Сейчас же я загорелся построить зимовальный комплекс для карпа, с тем, чтобы под крышей в проточной, чистой воде хранить не только сеголетка (малька) карпа, а и рыбу, чтобы рыба была круглый год, о чем говорил Ф.И. Глебов, – бартерная отрасль производства. За рыбу все можно достать. Документации, конечно, не было, никто у нас ее не готовил. Прораб Хапаев Н.А. привез из Мордовии типовую. Глубокой осенью мы собрались в пойме р.Кудьмы под Н-Ликеевом, чтобы забить 4 кола под будущий объект, ждали Кузнецова В.П., встречу обещал организовать мой старый «партайгеноссе» – Ю.М. Куронов, работающий у Кузнецова зам. по кадрам и быту.

У нас, конечно, с собою «все было», колья и кувалда были припасены. Задержавшись минут на 30, Владимир Петрович подъехал, пожав руки, без лишних слов обратился ко мне: «Рассказывай...»

Я начал излагать свои «бредовые» идеи: довести производство карпа до ста тонн, ... это, прежде всего посадочный материал, хороший, крепкий сеголеток (как зерновые начинаются с семян, так и рыба с малька).

Сооружение не представляло для 5-го треста большой сложности, заглубленное в землю метров на пять бетонное здание, разделенное на камеры под крышей, и подвод чистой воды с родника трубами.

Я планировал построить три таких здания емкостью где-то на тридцать тонн, чтобы не только хранить, но и продавать сеголетка (он был в большом дефиците в области). Кроме этого, стоящую рядом баню переделать под рыбокоптильню, а баню построить наверху, на поселке. Кузнецов внимательно выслушал меня:
– Хорошо, товарищ, но как сказал тот еврей, а я-то, что буду иметь с этого?
– Владимир Петрович, вам будет «зеленая улица» за рыбой в любое время суток.
– Э, своего-то нет, так чужим-то не наработаешь. Отдавай нам один пруд и тогда по рукам... И мы тебе к сентябрю следующего года сдаем зимовальный комплекс.
– Владимир Петрович, можем не успеть, – вступил в разговор Чивикин Н.Д., – очень много бетонных работ.
– Не успеть? – А Фатин В.А. – директор КПП у нас зачем? Как, Вячеслав Анатольевич, успеем? – Успеем, Владимир Петрович. – Ну вот дело за директором совхоза. Отдает один пруд и все – по рукам...
Я задумался. Основные пруды отдавать было жалко. Был заброшенный пруд гектаров на тридцать, около заводского полигона. Мы все собирались его восстановить, да сил не «хватало».
– Хорошо, по рукам! – решительно произнес я, – будет у вас свой пруд в стороне и в людях. Небольшой ремонт весной и запускай малька, а сеголетком мы вас обеспечим.
– Вот это разговор деловых людей, – улыбнулся Кузнецов, – пошли забивать колья.
Забили, закрепили, побрызгали «святой водой» и сами, как водится, закрепили союз и дружбу, подняли тост за новый объект на Новоликеевской земле, который должен быть готов к сентябрю будущего года. «Сподобившись», Владимир Петрович любил испытать нового партнера, узнать его задумки, стоит ли с ним дружить.
– Давай, рассказывай свои планы. Стоит ли с тобой вино-то пить?
– Владимир Петрович, после зимовального комплекса есть мечта построить 3 га зимних теплиц за газовой котельной.
– О, нереально! – махнул рукой Кузнецов, – не поддержат областные организации. Теплицы уже есть в двух совхозах района. Выгоднее там развивать строительство.
– Владимир Петрович, вы не видели нашу площадку под теплицы. Посмотрите, сами меня будете поддерживать.
– А поехали, посмотрим, – взвился Кузнецов, – как ты, хозяин?
– Поехали.
Площадка для теплиц и в самом деле была идеальная. Ровное, как стол поле, прямо за котельной, рядом комплекс КРС, а это органика, рядом проходили все коммуникации: вода, канализация, электричество, а главное, жилой поселок в ста метрах, не надо возить народ на работу.

Кузнецов похлопал меня по плечу:
– Молодец, пробьешь документацию, берусь строить. Убедил. Еще что?
– Дом Культуры. На поселке, Владимир Петрович, две тысячи человек народу проживает, а клуб еще Глебовский, за километр внизу.
– Ну, это подождет. Еще что?
– Торговый центр и баню у котельной.
– Так, еще что? Выкладывай.
– Коттеджи надо начинать строить. Не хотят крестьяне жить в многоэтажных домах, неудобно. Скотину держать надо, а в сарай не находишься, с третьего или пятого этажа.
– Согласен. Будем строить. Покажите мне место под коттеджи, мы тебе один очень скоро построим.
– Пожайлуста.

Мы переехали через дорогу на правую сторону на земли, где раньше был совхозный сад, между старым селом и оврагом. Владимир Петрович походил, поглядел, место понравилось.
– Вот здесь, – топнул он ногой, – Чивикин, бей колья, – обратился он к начальнику ПМК-82.
Чивикин Н.Д. – совсем недавно построил в совхозе комплекс КРС-800, газовую котельную и коммуникации к ним, – поэтому был «своим человеком» на Новоликеевской земле. Забили, еще раз «окропили и освятили» место под коттеджи.

– Задумки у тебя хорошие, – пожал мне руку Кузнецов В.П., прощяясь, – будем помогать, давай дружить. Тем более я знал и ценил Глебова Ф.И. Наследник у него достойный. Заходи с любым вопросом. Можешь и без Куронова, – рассмеялся В.П. и уехал.

В молодые годы ему немало пришлось «хлебнуть», работая инженером в Иркутской области в тресте «Лензолото». Успел поработать он и за границей, что-то хорошее построить в Индии, за что был награжден Орденом Дружбы народов. Владимир Петрович ловил все на лету. Когда мы с Куроновым Ю.М. ломали голову, как поправить дамбу на новом пруду, заросшую деревьями и кустарником, к ней было не подступиться. Кузнецов, взглянув на нее мимоходом, сказал: – «Чего мудрите? Отступите от старой на десять метров и насыпьте новую – и все дела, строители...» Так и сделали. Отремонтировали пруд, зарыбили сверх нормы, сварили уху. Принимать работу приехал Владимир Петрович. Походил по дамбе, поглядел, улыбнулся, похлопал меня по плечу: – «Вот видишь, что-то получилось, и у нас есть свой пруд, и у вас что-то будет... Вот мы с тобой теперь деловые партнеры, а то кланяйся каждый раз, проси...» Его громкий голос и глуховатый смех далеко разлетались по пойме, пугая уток на прудах, которые испуганно взлетали, и хлопая крыльями, долго кружились над водой. «Мать ты моя, господи, красота какая, хорошо-то как! – восхищенно восклицал Владимир Петрович, глядя на первозданную природу, – жить хочется... и еще построить чего-нибудь такое, чтобы память на века!»

И он строил, строил, строил... Только за пределами Кстовского района 5-й трест построил более 70 объектов. Владимир Петрович не чуждался и общественной работы. Он постоянно избирался народным депутатом областного и районного Советов, был членом бюро горкома партии, много занимался с молодежью, оказывал отеческую помощь молодым бригадирам и начальникам СМУ, растил, готовил достойную смену. Он был постоянно в движении, его неуемная энергия, бурный темперамент, нервные стрессы сыграли с ним злую шутку,.. «его стукнул» инсульт и надолго приковал к кровати. Потом он начал ходить с клюшкой, потихоньку гулять, иногда заходил в Трест, но это был уже другой человек с мрачным перекошенным лицом, потухшим взглядом... Он искренне переживал, жалея, что многого не достроил, да и в стране начался полный бардак и развал, который коснулся и 5-го треста. В 1998 году его не стало...

Правительство высоко оценило заслуги Владимира Петровича Кузнецова. Он удостоен почетного звания – Заслуженный строитель Российской Федерации, награжден орденами Дружбы народов и Трудового Красного знамени, многими медалями, Дипломами, Почетными грамотами. Ему присвоено Звание «Почетный гражданин города Кстово».
Память об этом человеке навечно сохранится в сердцах людей, любящих и уважающих его искренне. А вечным памятником ему будет город Кстово, нефтеперерабатывающий завод, другие, построенные им, объекты.

Литературное Кстово


Пятанов Юрий Александрович

 Край родной

 автор:

Пятанов Юрий АлександровичПятанов Юрий Александрович, поэт, прозаик. Родился в д. Полянка, Сергачского района, Нижегородской области в 1942 году. Работал на нефтеперерабатывающем заводе в г. Кстово, учился в высшем заведении. Много лет трудился в сельском хозяйстве, большую часть директором совхоза «Новоликеевский» и председателем Кстовского райкома профсоюза АПК.

 

Лучшая фирма которая осуществит ремонт ноутбука находится здесь.

Летопись родного края

 

Контакты

У Вас есть вопросы, пишете стихи или прозу? Может Вы хотите дополнить имеющуюся на сайте информацию или сообщить об ошибках? Мой адрес электронной почты: akulgin@ya.ru
Контактный телефон: 8 904 920 95 90, Александр Кульгин

2008 - 2015,«Литературное Кстово». Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.prokstovo.info, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

Prokstovo.info: Литературное Кстово