Prokstovo.info: Литературное Кстово
Литературное Кстово

Первая встреча

(Глава из повести "Вихри враждебные")

Панька стегнул коня, телега задребезжала, корзинки запрыгали.

– Тише, скаженный, – заворчала бабка, – растрясешь старуху.

– Скоро ли кордон-то, бабушка Онисья? – осадил коня подросток.

– Скоро, касатик, скоро. Вот этим просеком проедешь. Перенгу-речку перескочишь, там, в соснячке, он и будет, кордон-то. А гриба там видимо-невидимо. Чащобы, места нехоженые. Липнячок стелется понизу, а в липнячке – грузди, да волнухи, как прынцы да прынцессы: "На – бери! Не хочу!"

– А отчего, бабушка, всех лесник из лесу гонит, а ты слободно ходишь? И гриб, и ягоду берешь?!

– А оттого, касатик, что я слово супротив его заговорное знаю, – смеется беззубым ртом бабка.

– А говорят, – Панька опустил на колени вожжи и наклонился к старухе, – жена-то лесника – ведьма?

– Елена-то? Горемышная она, касатик, больная. А до чего же красивая была!

Да ужо сам увидишь... Аленку, девчонку ее, мотри не обидь. По годкам-то моложе тебя, а работница – весь дом на ней держится. Лицом в мать удалась, а характером добрая, веселая, ну, чисто ручеек лесной крестница-то моя.

Панька диву давался! Ему и любопытно было глянуть на "ведьму" с кордона, про которую в Воздвиженском болтали бабы, и страшно.

Сказывали, что красавица-ведьма заманивала мужиков, обнимала, голубила, а потом топила в Большом болоте. То-то диво! И своего первого мужика утопила в бучиле, а брата его, лесника, у которого они жили, приворожила. А купчишек сколь перевела, так и не счесть! А все через красу свою бабью и колдовство.

И за думками своими не заметил парнишка, как выехали на поляну. Посреди поляны – обыкновенная изба – пятистенок с хозяйственными постройками, огороженные тыном.

– Ну, вот и кордон, касатик. Подъезжай к крылечку.

И едва телега остановилась у резного, высокого крыльца, как, словно из-под земли, рядом появился огромный кобель. Конь захрапел и отпрянул.

– Что, Разбой, не узнал старуху? – тот виновато заскулил и ткнулся мордой ей в колени. Она ласково потрепала его по загривку.

– Ну, то-то! Буде, буде, подлиза, – отстранила его Анисья и, кряхтя, слезла с телеги.

– Где воды-то взять, бабушка? – спросил Павел.

– Да вона под горкой речка звенит, – махнула бабка рукой и ушла в избу.

Был тот час сентябрьского утра, когда солнце только что взошло и не успело выпить росу с трав, желтых берез и багряных осин.

С бадейкой в руке Панька сбегал по тропинке и на повороте лицом к лицу столкнулся с девчонкой лет 14.

Парнишка едва успел отскочить в мокрую траву.

– Мир дорогой, – смущенно поздоровался он.

– Добро жаловать, – приветливо взглянула девчонка на него, отвела со лба золотистую прядку волос и тихонько прошла мимо, не расплеснув ни капли воды из полных ведер, покачивающихся на коромысле в такт шагам.

"Ишь, зеленоглазая-то какая! – удивленно думал Панька, зачерпывая вместе с водой песок.

А потом они втроем бродили по лесу, собирали солонину. И Пашка с полупустой корзинкой шел след в след за Аленкой, как привязанный.

Опомнится, отойдет... Ан, нет! Сызнова уперся глазищами в рыжеватую косу с крупными завитками на конце, вьющуюся змеей по спине девчонки.

Бабка приметила, подкараулила, шлеп по затылку парнишке, смеется:

– Буде женихаться, Панька! Смотри, сколь гриба лаптями надавил, а в корзину-то глянь – один шиш! Что батька-то скажет? "Прогулял золотой день, блудень", – вот что Федор скажет.

Пламенем вспыхнули у парня щеки, а он все же нет-нет да глянет в сторону зеленоглазой.

А Аленка, будто ни в чем не бывало, шла и шла по лесу, напевала свои девчачьи песенки.

"В лесу – не на озере, петь можно. Грибы не рыба – шуму не боятся!" – думал Панька.

С тех пор сколько лет прошло! Павел закроет глаза – и видится: пронизанный солнцем осенний лес с разноцветным лиственным ковром под ногами, а впереди маячит золотокосая девчонка-певунья.

В ельничке оглянется – глаза зеленые, как изумруд; в золотистом березнячке – желтые, а в багряном, трепетном осиннике – тревожно-карие, дразнящие. То-то диво!

Парню шел в те поры шестнадцатый годок. Кровь играть начинала, силушка по мускулам перекатывалась, а он чудо искал. В ту же осень двух девок Воздвиженских в березняк да ельник водил. До лесу идут – играются, весело. Как войдут в лес – крутит девчонку, в глаза заглядывает, чего-то в них ищет. А потом с лица изменится, потускнеет весь и вперед девки домой идет.

Задумчивый стал. Глафира, мать, раз завернула к Анисье:

– Ты, Онисья, дай-ко зелья какого: парень-то мой по Аленке сохнет. Год назад по грибы с тобой ездил на кордон-то и все помнит ведьмину дочку, голодраницу поганую!

– Ты, Глафира, не греши на крестницу мою. Девка она ладная, работница, не хуже мельничихиной дочки, на ком тебе сына женить охота.

А я так скажу: парень твой добрый, хороший, и с Аленкой они – пара. А там, как судьба сложится!

Литературное Кстово


Припорова Валентина Ивановна

Припорова Валентина Ивановна (Скрипкина) родилась в 1934 г. в г. Горьком. В 1956 году окончила ГГПИ. Работала учителем русского языка и литературы в д. Черново Воскресенского района и в школе № 7 города Кстово. подробнее...

рассказы

Топ 10 эвакуатор Севастополь услуги эвакуатора Севастополь.

Летопись родного края

 

Контакты

У Вас есть вопросы, пишете стихи или прозу? Может Вы хотите дополнить имеющуюся на сайте информацию или сообщить об ошибках? Мой адрес электронной почты: akulgin@ya.ru
Контактный телефон: 8 904 920 95 90, Александр Кульгин

2008 - 2015,«Литературное Кстово». Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.prokstovo.info, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

Prokstovo.info: Литературное Кстово