Prokstovo.info: Литературное Кстово
Литературное Кстово

В.Радченко

В начале славных дел

Начальные параметры города были определены первым проектным заданием, разработанным головным институтом «Гипронефтезаводы» г.Москвы под строительство нового нефтеперерабытывающего завода.

Исходя из состава установок и служб будущего завода, его мощности – 3 млн. тонн переработки нефти в год – была определена максимальная численность работающих: 5 тысяч человек. Чтобы не сложилось мнения, что эта численность учитывала малую мощность установок и низкий по сравнению с нынешним уровень их механизации, с учетом коэффициента семейности заводчан, а также численности и коэффициента семейности работников других градообразующих предприятий и организаций, общая численность Кстова была установлена в 40 тысяч человек.

Соответственно нормам жилой площади на одного проживающего была определена общая потребная жилая площадь города, а уже исходя из нее, количество домов и площадь застройки. Официально стройка именовалась «жилпоселок Новогорьковского НПЗ». Сам завод имел номер 415 ГлавНиИТ – Главка нефтепереработки и искусственного топлива Министерства нефтяной промышленности, а начало ему и поселку положило, согласно архивным данным, Постановление Совета Министров СССР от 9 октября 1950 года.

Площадка для будущего города и промплощадки была выбрана на землях колхоза им.Кирова (193,7 га). Были также изъяты небольшие площади Зеленого Города, спецфонда и др. На все строительство было выделено 349,9 га, то есть три с половиной квадратных километра. Здесь надо отметить, что были и альтернативные места размещения завода, а с ним и жилой зоны, однако выбор пал на Кстово.

Жилая часть будущего города должна была разместиться только с одной стороны шоссе Горький-Казань в сторону деревни Вишенки. Граница жилой зоны с запада была определена с учетом рельефа местности и в максимально возможной близости к Зеленому Городу. При этом она проходила у начала многочисленных оврагов, один из которых, по ул.Зеленой, достигал глубины шести метров. Некоторые овраги пересекали ул.Талалушкина. С востока город должен был застраиваться только до деревни Лукерьино.

Проектирование города было поручено институту «Ленгорстройпроект» г.Ленинграда, главным архитектором назначили Евдокимову Федосию Ивановну. Завод же проектировал «Ленпромстройпроект».

Как положено, перед началом проектирования на площадке должны быть проведены геодезическая съемка поверхности и геологические изыскания с определением свойств грунта. На все это требовалось достаточно продолжительное время, а его не было: надо было срочно начинать застраивать город и в первую очередь обеспечить жильем самих строителей.

Совершенно свободная от застроек площадка давала возможность планировать город прямоугольными кварталами. Был выполнен эскизный вариант плана застройки. Первые два квартала – № 1 и № 2, ограниченные нынешними улицами Зеленой, Школьной, Магистральной и Театральной, поручили разработать проектно-сметному бюро треста № 37 «Стройгаз» г.Горького. Начальником бюро был М.В. Дымчевский. Они стали называться кварталами строителей, или Дымчевского.

Разработку проекта их застройки начали вести без геологических изысканий, руководствуясь только геодезической съемкой. В составе объектов кварталов было предусмотрено по шесть общежитий и максимум малоэтажных жилых домов. Объекты соцкультбыта и торговли нашли чисто случайно. Они буквально сами вышли на поверхность и почти не потребовали финансовых затрат.

На роднике между магазином «Химтовары» и шоссе устроили деревянную лестницу, но за зимние страдания этот источник метко нарекли «ключ святой Варвары великомученицы». Даже когда пустили водопровод и воду подавали от фильтровальной станции завода, расположенной у р.Кудьмы (напротив нынешних садов «Ялта»), многие продолжали для питья брать воду из этого ключа. Фильтровальная станция оказалась заметно ниже уровня города, что и сейчас требует дополнительных затрат на подъем воды. Но место это взяли не от хорошей жизни: выше к городу были культурные пахотные земли, а здесь как раз проходила граница промзоны.

Строительство города набирало темпы. Строительные рабочие прибывали. Они поселялись на квартиры в частных домах старой части Кстова, деревень Лукерьино, Вишенки, Ликеево, Столбищи и других. Грузотакси на базе «ГАЗ-63» возили местных рабочих из Ветчака, к которым на трассе подсаживались люди из Михальчикова и других деревень.

На том месте, где сейчас автостанция, в оврагах были вырыты три землянки. Крыши их располагались на уровне земли, и только трубы торчали сверху. Просуществовали эти землянки целый год.

В промзоне заложили так называемый аварийный поселок, названный впоследствии Южным. По существовавшей тогда традиции на всех НПЗ старой планировки рядом строили аварийные поселки барачного типа для проживания пожарных, слесарей, сварщиков, шоферов. Это делалось для того, чтобы в случае аварии рабочих было легче доставить на завод для ее ликвидации.

К настоящему времени город далеко вышел за первоначально намеченные границы, он растет во все стороны, в том числе и к Волге. Но выйти к реке с образованием зоны отдыха в виде верхней и нижней набережной, очевидно, так и не сможет: препятствием этому являются водозаборные сооружения. Они на том месте оказались не по недомыслию проектировщиков.

Дело было так. Первоначально предполагалось разместить водозаборы у берега Волги между Карповкой и элеватором, а охранную санитарную зону устроить на месте нынешнего поселка Приволжский. Разумно? Да. Но осуществиться этому предложению помешало постановление Совета Министров РСФСР, согласно которому этот участок земли как госрезерв был оставлен под расширение элеватора, то есть попадал под положение о стратегических нуждах государства. Бороться за это место тогда было невозможно.

Однако времена изменились, площадь заняли под поселок Приволжский, а вот целый город лишился возможности выйти к Волге с красивой набережной и спуском к реке по удобной и красивой лестнице.

Кстати, при подготовке охранной санитарной зоны ныне действующего водозабора произошел прямо-таки анекдотичный, хоть и связанный с человеческими смертями случай, который «прославил» Кстово и завод аж до Америки и оконфузил областное управление КГБ.

Произошло это при следующих обстоятельствах. В границы охранной санитарной зоны водозабора попало давно не действующее кладбище. По санитарным нормам его необходимо было перенести в другое место. Затраты на перенос были предусмотрены сметой на строительство водозабора по статье «Подготовка территории». По условиям переноса родственники погребенных должны были опознать могилы близких. С их участием (или по их согласию в их отсутствии) должны были быть извлечены из могил останки погребенных, заложены в новые гробы и захоронены в другом надлежащем месте.

Дирекция строящегося завода выполнила все требовавшиеся в таком случае формальности, в том числе обеспечила широкую гласность среди населения близ расположенных населенных пунктов публикациями в газетах, обходом домов, сообщениями по радио, через сельсовет и церковь. Казалось, что о переносе кладбища знали все.

Перенос должны были осуществить силами специально нанятых для этого людей через УНР-686, а новые гробы изготовить само это управление. Гробы изготовили заранее в количестве более ста и сложили высоким штабелем на хозяйственном дворе стройуправления так, что верхние намного возвышались над глухим деревянным забором. Так они хранились более месяца в ожидании начала переноса останков, и никого это не смущало.

И вот в один из дней к зданию дирекции завода, которая располагалась в доме по Банковскому переулку, подъехали две легковые машины. Переулок во втором квартале между «подвальным» магазином (на ул.Талалушкина) и «Промтоварным» «НОРСИ» (на ул. Школьной) назвали Банковским, потому что в одном из домов здесь размещался Промбанк, который осуществлял финансирование строительства. А дирекция была в двухэтажном 8-квартирном, первом введенном во втором квартале доме, где впоследствии разместился детсад. Кстати, первое помещение дирекции завода было в конторе Техснаба, в одноэтажном сохранившемся и до сих пор домике за магазином «Химтовары», где дирекция занимала всего две комнаты, одну под склад, а другую – под технический архив. А до конца сентября 1952 года дирекция располагалась в здании заводоуправления завода «Нефтегаз».

Так вот, из машин выскочили пассажиры в гражданской одежде и бегом направились в кабинет директора завода.

Прямо с порога, очевидно,старший из них, бросил:
– Что за авария произошла на вашем заводе с огромными человеческими жертвами и почему вы нам об этом не сообщили?
Все, кто был в кабинете директора, не могли взять в толк, о какой аварии спрашивают. При этом приехавшие представились, что они сотрудники областного управления КГБ. Директор спросил меня:
– Что, разве что-то случилось с домами?
Приехавшие его тут же поправили, что «не с домами, а на самом заводе!». Это еще больше всех удивило. Все больше недоумевая, директор сказал:
– Так самого завода еще нет! Его еще не начинали строить! Откуда вы такое взяли?

Приехавшие растерялись. Действительно, они знали, что завод еще не строят. Немного успокоившись, они пояснили, что в этот день утром радиостанция «Голос Америки» сообщила, что «на нефтеперерабатывающем заводе в Кстове Горьковской области произошла крупнейшая авария с человеческими жертвами в количестве около 150 человек. Гробы заготовлены, но аварию скрывают и захоронение жертв будут производить тайно».

Тогда и вспомнили о тех злополучных гробах, поехали к месту их хранения. Действительно, вид штабелей гробов теперь нам показался ужасным. Срочно штабеля разобрали до такого уровня, чтобы «изделия» не было видно со стороны. Этим инцидент был исчерпан, и приехавшие спокойно удалились.

Город Кстово продолжал застраиваться. По мере его застройки стали проявляться недочеты в его планировке.

Главной из них была недооценка интенсивности автотранспортного потока через город в промзону: предполагалось весь его пропускать по ул.40 лет Октября, то есть прямо по центру города. Дирекция завода с самого начала настаивала на проектировании объездной дороги, но главный архитектор возражала на том основании, что дополнительная дорога значительно удорожит стоимость города и может привести к тому, что средняя стоимость одного квадратного метра жилой площади превысит нормативную.

Получила развитие и старая часть Кстова. За счет средств, выделенных на строительство завода, были возведены деревообрабатывающий завод и порт, вдоль шоссе Горький - Казань перед ДОЗом построены сборные щитковые дома, по всем улицам проложен водопровод с устройством уличных водоразборных колонок, проезжая часть улиц покрыта асфальтом, выполнено наружное электроосвещение.

Появился клуб «Строитель» - на краю базы № 2, почти у самой Карповки. Его спроектировал на установленном еще с довоенных лет фундаменте (на котором Министерство речного флота планировало построить, да не закончило какой-то свой объект) и построил, практически сверх плана работ, очень хороший человек, легендарная личность, главный инженер УНР-686 Александр Михайлович Шульпин, бывший председатель Горьковского исполкома, автор и руководитель строительства знаменитой Чкаловской лестницы в Горьком.

Представляет интерес история создания «временного» стадиона, который просуществовал 25 лет.

Молодежь привыкла собираться на этом месте. И вот тогда решили летом выровнять площадку, чтобы можно было играть в футбол. Как только подсохла земля, произвели планировку и стали гонять мяч. Эта затея всем понравилась. Директор ТЭЦ Сергей Иванович Магницкий оплатил устройство скамеек, а управляющий трестом № 5 Иван Петрович Силенко распорядился перенести туда домик бывшей прорабской под раздевалку для футболистов. Вот так и родился стадион.

Позднее стали подумывать об устройстве на берегу Волги лодочной станции, надежной переправы на ту сторону, даже начали строить лодки, но сбыться этому не было суждено. Не удалось тогда построить и мост через железную дорогу в лес Зеленого Города.Кстати, в то время была идея: всю территорию от ул.Зеленой до железной дороги засадить деревьями, создав парк. Это сделано лишь у «казанки», всю остальную площадь заняли садами и новыми постройками, закрыв горожанам путь к лесу. Объединенная комсомольская организация тогда перестала существовать, началось строительство завода. Меня перевели туда куратором, и возникли новые заботы...

Рос город, росли и люди. Жители того периода были оптимистически настроены, искренне верили, что строят свой город, строят его сами совместно с другими, такими же, как они. Строят его для себя и детей, строят общее светлое будущее.

2004

об авторе:

РАДЧЕНКО Виталий Максимович после окончания Днепропетровского химико-технологического института с августа 1952 года работал в дирекции строящегося Новогорьковского завода, начинал инженером производственного отдела, был первым куратором строительства жилсоцкультбыта г. Кстова и технологической части первой очереди завода, первым начальником товарно-сырьевого цеха.

Литературное Кстово


Край наш Кстовский

Пермский финансово-экономический колледж. Финансы пермский колледж фэк.рф.

Летопись родного края

 

Контакты

У Вас есть вопросы, пишете стихи или прозу? Может Вы хотите дополнить имеющуюся на сайте информацию или сообщить об ошибках? Мой адрес электронной почты: akulgin@ya.ru
Контактный телефон: 8 904 920 95 90, Александр Кульгин

2008 - 2015,«Литературное Кстово». Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.prokstovo.info, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

Prokstovo.info: Литературное Кстово